Позиция производителей и переработчиков молока Кубани по внедрению электронной ветеринарной сертификации молока и молочной продукции

На прошедшей в мае 2017 года в г. Сочи Международной конференции «Безопасность пищевой продукции и анализ рисков», один из докладчиков сказал, что навязывание государственного контроля по показателям, которые не являются критическими и опасными можно трактовать как способ ведения гибридных войн, а именно экономической диверсии против этого государства, поскольку силы и средства отвлекаются для решения ненужных задач, а в это время необходимые задачи не решаются. По нашему мнению, подобная ситуация складывается вокруг вопроса по внедрению ветеринарной сертификации готовой молочной продукции.
В соответствии с приказом Минсельхоза РФ от 18.12.2015 года № 648 «Об утверждении перечня подконтрольных товаров, подлежащих сопровождению ветеринарными сопроводительными документами», ветеринарный контроль установлен над продуктами глубокой промышленной переработки, ранее исключенными или вовсе отсутствовавшими в нем. Это противоречит как мировой практике в целом, так и решениям Комиссии Таможенного союза и Евразийской Экономической Комиссии, которые устанавливают требования к государственной ветеринарной сертификации такой продукции только в случае межгосударственных перевозок. Согласно разъяснениям ЕЭК от 28.10.2016 №10-270, при перемещении (перевозке) продукции животного происхождения внутри подконтрольных ей Республик получение ветеринарных сертификатов не требуется. Нет этого требования и в странах Европы. Кроме того, сам принцип работы электронной ветсертификации ведет к колоссальным многомиллионным затратам, весь груз которых ложится на промышленность. Поэтому отрасль должна отчетливо понимать для чего эти меры вводятся, как практически решается задача и какие гарантии получат.
Позиция АПМП «Кубаньмолоко», поддерживаемая производителями и переработчиками молока Кубани, заключается в том, что введение ветеринарной сертификации готовых молочных продуктов промышленной выработки является ярким примером избыточных обязательных требований Россельхознадзора к отрасли. Эти требования согласно плану мероприятий («Дорожной картой») по совершенствованию контрольно-надзорной деятельности в РФ на 2016-2017 годы, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 1 апреля 2016 г. №»559-р, должны быть устранены. В поддержку оценки избыточности вводимого требования высказались также Республика Адыгея и Краснодарский край, направив соответствующие обращения Министру сельского хозяйства РФ. Однако, вопреки интересам производителей, Россельхознадзор заявляет о намерении добиваться введения ветсертификации данной продукции, тем самым игнорируя все приводимые доводы и демонстрируя неисполнение вышеуказанного Положения.
Данное решение является дополнительным административным барьером, не связанным с вопросами обеспечения ветеринарной безопасности, но влекущим за собой значительные издержки для молочной отрасли и ставящим молочную продукцию Российского производства в заведомо невыгодную конкурентную позицию по отношению к аналогичной зарубежной продукции. На крупных молокоперерабатывающих производствах только прямые издержки от введения ветсертификации составят до нескольких десятков миллионов рублей в год.
Ветеринарное благополучие любого продукта животноводства после окончания его прямого контакта с животным уже не изменяется. На него воздействуют уже факторы санитарии, технологии и т.д. И поэтому достаточно определить его ветеринарный статус при производстве молока-сырья и не дублировать ненужные документы в последующем цикле, когда у продукта появляется маркированная упаковка и товаросопроводительные документы, и уже производитель готового продукта принимает на себя полную ответственность за его качество и безопасность.
Для предприятий ветеринарная сертификация готовой молочной продукции никак не позволит повысить эффективность борьбы с фальсификацией, декларируемую Россельхозназдором. Не отражая в полной мере движения сырья в производственном процессе, она не может учитывать такие факторы, как смешение молочного сырья и немолочных компонентов по всей технологической цепочке, рецептуры, степень использования составных частей молока, включая переработку вторичного молочного сырья.
И самое главное, что введение ветеринарной сертификации не предусматривает никакой ответственности и реального контроля государственной ветеринарной службы, и не может гарантировать заявленное качество и безопасность готового продукта. А значит, рождение нового документа не будет под собой иметь никакой реальной гарантии, как зачастую это происходит и сейчас (примеры случай с Лианозовским молоком и т.д.).
В настоящее время большая доля административной практики контролирующих ветеринарных органов сводится к тому, что нарушениями зачастую трактуются не соответствие товара неверно выданным на него ветеринарным сопроводительным документам. В результате за подобные ошибки деньги платят, опять-таки, субъекты предпринимательства, а виновники подобных деяний остаются в стороне.
Более того, все чаще готовая молочная продукция промышленной выработки выступает в качестве объекта ветеринарного надзора при плановых мероприятиях. Однако, согласно Постановлению Правительства от 14.12.2009 №1009 в объекты ветеринарного надзора со стороны Минсельхоза входит продовольственное сырье животного происхождения, не подвергшееся промышленной или тепловой обработке (то есть молоко-сырье). Готовая молочная продукция находится в юрисдикции Роспотребнадзора и Минздрава, т.е. функции ведомств дублируются. При этом зачастую используемые Россельхозназдором и его референтными центрами методики ее оценки не прошли государственной регистрации, не соответствуют утвержденным ГОСТам либо не соблюдаются, вследствие чего сделанные на основе полученных данных заключения нельзя признать достоверными. Их дальнейшее обнародование наносит значительные вред репутации молочной отрасли, входящим в нее предприятиям и самому ведомству Россельхознадзора.
Также приводит в недоумение отсутствие какого-либо выражения позиции со стороны Роспотребнадзора, поскольку два ведомства Роспотребнадзор и Россельхозназдор официально дают разные сведения о качестве молочной продукции. При том, что Россельхозназдор, как уже упоминалось, не только дублирует функции Роспотребнадзора, но и своими действиями фактически даёт в целом негативную оценку ведомству, явно намекая на бездействие Роспотребнадзора в вопросах борьбы с фальсифицированной молочной продукцией.
При этом на сегодняшний день государственного решения требуют гораздо более важные вопросы, напрямую касающиеся ветеринарной безопасности молока, а именно вопросы идентификации животных и контроля за использованием лекарственных средств в животноводстве. Без их решения теряется всякий смысл введения какой-либо ветеринарной «прослеживаемости» на стадии промышленной переработки молока. Россельхознадзор может и должен взять на себя инициативу в решении проблемы бесконтрольного использования в животноводстве лекарственных средств (в т.ч. антибиотиков, пестицидов, гормонов).
Отсутствует система учета, оценки квалификации и контроля за деятельностью негосударственных ветеринарных специалистов, зачастую играющих огромную роль и выполняющих основные задачи по организации ветеринарных профилактических и лечебно-диагностических мероприятий.
Также на сегодня не решены вопросы безответственности владельцев животных в части сохранения жизни и здоровья животных, принятия решений об их убое или перемещении вследствие отсутствия ветеринарного учета животных. Не делается анализ и не дается оценка доступности ветеринарной помощи личным подсобным хозяйствам, в т.ч. бесплатной, обозначенной, как одна из форм господдержки (п.2 ст. 7 Федерального закона от 7 июля 2003 г. N 112-ФЗ «О личном подсобном хозяйстве»), вследствие чего поголовье скота в ЛПХ сокращается.
На сегодня стоит задача не допустить снижения поголовья, в том числе вследствие ненадлежащего обращения с ними. Этого можно избежать перераспределением поголовья из неблагоприятных условий в условия надлежащего содержания, используя статью 241 Гражданского кодекса РФ «Выкуп домашних животных при ненадлежащем обращении с ними». Служба должна взять на себя инициативу по ее применению, оформлять представления в суд по изъятию этого поголовья и передачу животных другим собственникам.
Остро стоит проблема лейкоза крупного рогатого скота, который получил широкое распространение в нашей стране и наносит ощутимый экономический ущерб животноводческим хозяйствам. Как известно, Технический регламент Таможенного союза «О безопасности молока и молочной продукции» 033/2013 ограничивает оборот такого молока. Однако имеется и иной взгляд на эту проблему. Грантом Айказовичем Симоняном — академиком РАЕН, профессором, ведущим ученым РФ в области лейкозологии на одном из докладов на площадке очередного форума 2017 года сказано, что молоко из хозяйств, неблагополучных по лейкозу является социально-безопасным сырьем, так как вирус лейкоза не передается от животного к человеку, следовательно, человек не рискует жизнью и здоровьем, если употребит продукт от РИД-положительного животного.
Также считаем недопустимыми дискредитирующие заявления Россельхознадзора в отношении качества отечественной молочной продукции и её производителей. Одним из примеров подобных действий являются скандальные публикации на официальном сайте Россельхознадзора «О способах фальсификации молочных продуктов» и «Результаты лабораторных исследований ФГБУ, подведомственных Россельхознадзору, на показатели качества и выявление фальсификата в молоке и молочной продукции», которые вообще не содержат ни одного факта выявления молочного фальсификата ни в Краснодарском крае, ни в Республике Адыгея, хотя подобные заявления существенно затрагивают репутацию производителей. В ответ на обращение Ассоциации «Кубаньмолоко», от лица возмущенных предприятий Кубани, с призывом обнародовать имеющиеся факты фальсификации молочных продуктов, Россельхознадзор в своем письме ФС-НВ-2/13874 от 26.07.2016 г. за подписью заместителя руководителя Власова Н.А. сообщает: «…Указанная публикация подготовлена экспертами – научными сотрудниками Федерального центра охраны здоровья животных по результатам анализа данных отечественной и зарубежной литературы по вопросу фальсификации молока и молочной продукции. В целом публикация отражает одну из стадий риск-ориентированного подхода, а именно стадию идентификацию рисков. В упомянутой публикации нет ни слова о том, что все перечисленные вещества были выявлены в молоке и молочных продуктах, производимых как территории Российской федерации, тем более о том, что все они упоминаются как агенты, которые могут использоваться для фальсификации.» В качестве примеров приводят огромный список литературы, большая часть из которой зарубежная.
На конференции ФАО прозвучал доклад Бена Чапман (США), в котором он говорит о том, что любая риск-коммуникация, чтобы она была эффективной и обоснованной, должна обеспечивать варианты контрольных мер для решения по управлению риском, основываться на наилучших доступных доказательствах.
Однако, на практике, все чаще в СМИ встречаются некорректные заявления, порочащие добросовестных производителей молочных продуктов. Причем делаются они не профессионалами, обладающими достаточными знаниями для сообщения научно обоснованных решений, а органами, не имеющими отношения к молочной отрасли и не несущими абсолютно никакой ответственности за предоставленную в широкие круги не проверенную информацию, приносящую колоссальный вред отрасли и всему обществу в целом.
Наша Ассоциация занимает нетерпимую позицию по вопросам присутствия молочного фальсификата на потребительском рынке и активно содействует любым мерам по выявлению и пресечению его оборота. Но потребитель сейчас очень напуган сыплющейся на него лавиной негативной информации о тотальной фальсификации. Это естественно выражается существенным снижением спроса на молочную продукцию промышленного производства и падением уровня потребления молочной продукции существенно ниже физиологической нормы, что недопустимо, поскольку ставит под угрозу здоровье нации. Необходим взвешенный и системный подход государственных надзорных органов по пресечению подобных фактов, при этом строго оставаясь в рамках своих полномочий.
Также, несмотря на то, что у Ассоциации нет сомнений в необходимости ветеринарного контроля в отношении сырого молока, предстоящее введение электронной ветеринарной сертификации вызывает у нас серьезную обеспокоенность. Необходимо дать отрасли четкие объяснения: каким образом будет происходить контроль качества самого молока, или это формальное заполнение дополнительных компьютерных форм, не дающее никаких гарантий. Как будут решаться вопросы, связанные с логистикой сырья в различных ситуациях, например, в случае, если молоко не доехало с фермы, либо доехало, но качество молока не соответствует приемному молоку, либо банальное расхождения с фермой в количестве сырья. Каким образом будут погашаться подобные сертификаты, и какие санкции предусмотрены в различных ситуациях.
Данная дискуссия будет продолжена на Всероссийской научно-практической конференции в г. Адлер 19-21 сентября 2017 года, организатором которой выступает Ассоциация «Кубаньмолоко». Здесь ещё много вопросов и важно прийти к общему решению, удовлетворяющему всю молочную отрасль. По решению резолюции Всероссийской научно-практической конференции подписанному всеми её участниками, будут составлены обращения по данной проблеме на Минсельхоз РФ.
Приглашаем всех принять участие в дискуссии на Всероссийской научно-практической конференции «Молочная отрасль России в условиях импортозамещения». Для регистрации заполните заявку на участие в конференции.

В эфире программы «День Кубань 24» — генеральный директор Ассоциации предприятий молочной промышленности «Кубаньмолоко» Константин Синецкий.